L.Gudaev (leko007) wrote,
L.Gudaev
leko007

Category:

Осторожно - провокация! (О книге "С. Максудова «Чеченцы и русские..)

leko007: Предлагаемая публикация первоначально появилась в моем ЖЖ в виде обширного комментария. В виду актуальности , рассматриваемой в темы,  и наличия  повода для серьезной и вдумчивой (не только по книге, но и теме) дискуссии  решил вывести ее  в журнал отдельным постом. Тролей и просто "злыдней", заинтересованных в пустой шумихе и "тыканье пальцем" прошу не беспокоиться.

Перепост от  tora66 :  авт . публикации Ислам Баудинов.

Провокация  Максудова  Ч.1
(С. Максудов «Чеченцы и русские. Победы, поражения, потери."  М.; ИГПИ, 2010. – 480 с.)

В ряде ведущих российских газет официального направления весьма благожелательно оценен выход указанного выше издания, не менее одобрительно высказались авторы сайтов националистического толка и, почему-то радиостанции «Свобода» и «Голос Америки».  Критически прозвучали только отклики правозащитных деятелей «Мемориала», которым ближе всего, и не только теоретически, знакомы трагические проблемы Чечни. Оставляем право оценивать демографическую составляющую труда С. Максудова (Бабенышев) соответствующим специалистам (об этом отдельно и позже), а уже изначально можем констатировать, что основные концептуальные положения рассматриваемой книги содержат прямые оскорбления в адрес одного из коренных народов России.     

На четком языке вражды и воинствующего незнания написаны практически все разделы книги, посвященные истории Чечни и чеченцев в периоды наместничества на Кавказе генерала А.П.Ермолова, народно-освободительной борьбы народов Северо-Восточного Кавказа в 20-50-х гг. Х1Х в., развития края в составе Российской империи, истории Чечни в советский период, и т.д. Поэтому чтение текста С.Максудова напоминает зачастую езду на «американской горке», дух захватывает от беззастенчивой, преступной по существу, тяжелой злобы автора.
На наш взгляд основополагающие для данной работы тезисы могут послужить веским доводом для уголовного преследования гражданина США С.Максудова, но никак предметом для научной полемики.
Автор заявляет: «Проиграв войну, чеченцы (по Максудову этнос целиком. – Я.А.) в соответствии с исторической традицией должны нести ответственность за свои действия. За поддержку своих лидеров при провозглашении лозунга отделения от России. За нарушение законов государства, в котором они проживали. За то, что вооруженной рукой изгнали русских соседей из их домов, захватили их личную собственность и огромное общественное достояние. Чеченцы отвечают за моральную поддержку действий боевиков, за разрешение десяткам тысяч своих сыновей участвовать в терроре (здесь и далее выделено нами. - Я.Б.)» (С.Максудов. Чеченцы и русские. С.15).
К осени 1991 г. в Чечне пришел к власти (при прямой поддержке московского центра боровшегося с коммунистическими режимами на местах) радикальный политический блок советского генерала Д.Дудаева, оказавшегося неспособным к осуществлению реальной государственной деятельности, а тем более справиться с волной вооруженного криминала. Здесь буйствовали не менее 2 тыс. осужденных преступников одномоментно освобожденных «демократической революцией». До декабря 1994 г. в Чечне от их рук погибнет около 1,3-1,4 тыс. мирных людей. Не менее 300 из них составляли русские, и это огромная трагедия еще и потому, что русскоязычные жители оказались на тот момент наименее защищенной категорией населения Чечни. Но понимание того, что разгул преступности это трагедия и для чеченцев у Максудова отсутствует как данность. Отсутствует также всем известная информация, что выборов как таковых в 1991 г. в Чечне не произошло и чеченцы как таковые за лозунги сепаратистов не голосовали.
Надо полагать, что чеченский народ несет за т.н. «изгнание» русских из Чечни точно такую же ответственность, какую несет русский народ за многолетнюю колониальную войну, за геноцид в форме депортации и военные преступления на территории Чечни сотен тысяч русских военнослужащих и сотрудников МВД и спецслужб в течение последних войн. То есть никакой!
Важно и другое – давно уже общим местом в чеченской политологии является тезис о том, что в августе 1996 г. федеральные силы покинули Чечню в силу внутренних договоренностей криминальной правящей верхушки России с сепаратистами. Они были своеобразными союзниками. А вот законопослушная часть Чечни вместе с остатками русского населения была отдана новым хозяевам без всяких условий.
Именно в 1997-1999 гг. из Чечни уехало, бросая все до 500 тыс. чеченцев и несколько десятков тысяч из остававшихся здесь русских. Но в отличие от них чеченцы не считались вынужденными переселенцами и не регистрировались ФМС. Их учет гласно и негласно вели органы МВД.

Провокация  Максудова  Ч.2

Между тем, каждый русскоязычный выходец из Чечни должен был в те годы письменно заявлять в органах ФМС, что он лишен «чеченцами» имущества и насильственно изгнан. Если же он показывал, что уехал из-за отсутствия работы, зарплаты и невозможности выжить в стране дотла разоренной бомбами и снарядами его естественно выпроваживали на улицу.
С началом новых военных действий в октябре-ноябре 1999 г. еще 200 тыс. чеченцев из республики бежали в Ингушетию. И высшее руководство страны знало, что говорит, когда В.В.Путин заявлял: «…за все эти годы территорию Чечни покинуло 220 тысяч русских… и 550-600 тысяч чеченцев. Они все проголосовали ногами, они все бежали от этого режима».
Но, по крайней мере, половина бежавших чеченцев вернулась за мирные годы в Чечню, а до 300 тыс. осталось на постоянное жительство в российских регионах. Где-то 60-70 тыс. человек уехали навсегда в дальнее зарубежье.
Русскоязычные жители Чечни, в пределах до 250 тыс. человек также расселились на постоянной основе в российских регионах. Свыше 33 тыс. русских семей, успели получить какие-никакие компенсации за утраченное жилье и различные пособия задолго до аналогичной помощи тем же чеченцам (но любому понятно, что страдания людей прошедших войну и потерявших родину не возместить никакими деньгами).
Хорошо иллюстрирует демографические потуги С.Максудова (который у нас - геолог, эссеист, детский писатель, диссидент, «крупный демограф», историк и публицист в одном лице) в основной части его памфлета, где речь идет о потерях населения Чечни в ходе чеченских войн упомянутый нами профессиональный математик и демограф Ян Рачковский.
Оказалось, что в тезисной форме все свои основные положения (и цифровые и ксенофобские) С.Максудов выложил в интернете еще в декабре 2004 г. Тогда же он встретил очень серьезные возражения, которые как мы можем судить по тексту 2010 г. не удосужился принять во внимание. Между тем Я. Рачковский указывал, что С. Максудов не только ошибается в избранной методике подсчета потерь на основе данных Всероссийской переписи 2002 г. по Чечне, но и демонстрирует недостаток элементарной математической культуры. Все это проистекало, по мнению Я.Рачковского, из поставленной С.Максудовым задачи максимально уменьшить цифры потерь коренного населения Чечни в ходе военных действий.
«Данные использованные Максудовым, не позволяют быть уверенными даже в первом знаке результата» заключает специалист. При этом, выкладки С.Максудова по Чечне разнятся с данными и других ведущих специалистов (см.: С.Максудов. Потери Чечни по данным переписи 1989-2002 годов // Интернет. Декабрь 2004; Я.Рачковский. Полный Лаплас // Интернет. 24 декабря 2004 г.; А.Черкасов. Книга чисел. Книга утрат. Книга Страшного суда. Демография, потери населения и миграционные потоки в зоне вооруженного конфликта в Чеченской Республике // Интернет. 19 февраля 2004 г.; а также соответствующие публикации В.А.Тишкова, А.Б.Дзадзиева, И.А. Соловьева, и др.).
Александр Черкасов («Еще одна потеря»// Интернет) дал уничтожающую оценку памфлету С.Максудова: «отсутствие критической оценки исходных данных, использование заведомо недостоверных материалов для «большой математики», …делает научную ценность книги Александра Петровича, мягко говоря, сомнительной» и т.д. Выявилось и другое – оказывается, на протяжении ряда лет С.Максудов присылал специалистам «Мемориала» в Москву тексты своей будущей книги, приватно получал замечания, убирал наиболее уязвимые «рассуждения» и, не указывая на содействие, не меняя конечные выводы, опубликовал настоящий опус. Следовательно, ему не могло быть не указано на ярко ксенофобский характер работы и на ошибочность избранных подходов. Тем не менее, человек сознательно пошел не просто на провокацию, а на преступление.
Однако бывает, что природа просто отказывает человеку в понимании каких-то ясных вещей, в чувстве сострадания, справедливости и т.д. Может быть, в силу своей природной (в этом случае как то извинительной) ущербности С.Максудов выступает столь пристрастно в выдуманном им самим русско-чеченском споре, где чеченской стороне отводится роль картинного злодея.

Провокация  Максудова  Ч.3

Оказалось, что нет, он имеет четкое представление о неприемлемости подобных обобщений о «виновности» целых народов, но не всех, а только отдельно взятых: «я считаю, что можно сожалеть о том или ином преступлении, но нельзя ответственность за случившееся возлагать на национальные или какие-либо иные группы населения. В цивилизованном мире так не поступают». (С.Максудов. Не свои // Интернет).
Столь справедливые слова были вызваны тем, что великий русский писатель А.И. Солженицын в книге «Двести лет вместе» посвященной т.н. «еврейскому вопросу» в истории России призвал евреев, признать, цитирую С.Максудова, что «активное участие еврейской молодежи в русской революции…было ошибкой, ответственность за которую ложится на весь еврейский народ».
А вот в отношении чеченцев С.Максудов решил, что можно утверждать совершенно другое: «Проиграв войну, чеченцы в соответствии с исторической традицией должны нести ответственность за свои действия. За поддержку своих лидеров при провозглашении лозунга отделения от России. За нарушение законов государства, в котором они проживали. За то, что вооруженной рукой изгнали русских соседей из их домов, захватили их личную собственность и огромное общественное достояние.
…[чеченцы] несут коллективную моральную ответственность за преступления режима Дудаева, за действия и бездействия правительства в Грозном, за насилие над русскоговорящим населением, за акции чеченских террористов и даже до некоторой степени за грабежи чеченской мафии на территории бывшего Советского Союза» (С.Максудов. Чеченцы и русские…С.15,336).
С первых страниц анализируемого текста наглядно видно, что С.Максудов отнюдь не ограничился узкими научными вопросами демографического порядка, а выступил в качестве следователя, прокурора, судьи и палача чеченского народа как такового. Через весь объемный труд набатом идут доводы о геноциде русского населения Чеченской Республики чеченским народом, о непреодолимой исторической отсталости чеченцев имманентно враждебных в течение своей истории Российской империи, СССР, а теперь и Российской Федерации. И это говорится в адрес крупнейшего народа Северного Кавказа занимающего 4-5 место среди коренных народов России.
Поставив задачу опровержения презираемых им «чеченских мифов и стереотипов», автор «опровергает» их, десятками других мифов, стереотипов, ложных дефиниций и выкладок. В этом главная составляющая его методики. И в этом залог краха рассматриваемого памфлета псевдоученого, лжедиссидента и якобы правозащитника С. Максудова. Здесь думается закончилась его биография и как законопослушного гражданина США.
Анализ текста памфлета говорит о намеренном и публичном разжигании межнациональной розни в нашей стране, прямого унижения и оскорбления одного из российских народов, наличии призывов к нарушению российской государственной целостности, и т.д. Но никак не обнаруживается собственно научный подход к исследованию научной или общественно-политической проблемы, ни минимальное следование этическим правилам человеческого общежития.

Tags: Аналитика, Вопросы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 94 comments