L.Gudaev (leko007) wrote,
L.Gudaev
leko007

Categories:

М.-С. Гадаев  - поэт, писатель, философ и ученый

Талант – это самородок. Истинную ценность самородка мы узнаем лишь со временем, когда становимся в состоянии понять, какую редкую возможность насладиться его красотой упустили. Жизнь Махмад-Салахьа Гадаева напоминает историю итальянского философа, поэта и политического деятеля Томазо Кампанеллы, который за годы своего длительного пребывания в разных тюрьмах создал десятки сочинений по философии, политике, астрономии, медицине, в том числе и свое знаменитое произведение «Город Солнца». Так и Гадаев, находясь в заточении, он напишет романы, пьесы, стихи, научные работы по философии и космогонии. Из 63-х лет, отпущенных ему судьбой, 30 он по воле рока проведет в тюрьмах и лагерях и все, что удастся ему написать, будет написано в Советских острогах



Родился Магомед-Салах Гадаев в с.Чурч-Ирзе в 1909 г. В 1913 г. его семья переехала в с.Гер-зель-аул, где Магомед-Салах окончил семилетку и был направлен на учебу в Ростов-на-Дону, на рабфак. После его окончания рабфака способного выпускника оставили на работе в аппарате крайисполкома. Но он вернулся в Чечню. Гадаев работал в различных органах исполнительской власти. А в конце 30-ых гг. стал научным сотрудником Чечено-Ингушского научно-исследовательского института истории, языка и литературы. Он занимался фольклорными и космологическими исследованиями. Но работать над ними ему пришлось недолго - в начале 40-ых гг. ХХ в. Гадаев был арестован по стандартному в то время обвинению – в антисоветской агитации и участии в организации национал-троцкистского толка и был осужден на 15 лет. Так начались его 30-летние лагерные «университеты».

В длинном бараке, где летом трудно было дышать, а зимой, в сильные морозы, зуб на зуб не попадал, находился «уголок Академика». Между стеной и двухъярусной кроватью стоял сколоченный из досок небольшой столик. Здесь он создавал художественные произведения и работал над научными открытиями. В лагере его уважали. Заключенные, прозвавшие его «Академиком» и ценившие талант знали, что срок «Академик» получил, ни за что и потому лагерное начальство, в виде исключения, разрешило ему писать и даже отправлять на волю многое из написанного.

Мохьмад-Салахь верил, что его многочисленные литературные и научные труды встретят должное внимание со стороны специалистов, и работал усердно сразу по нескольким направлениям. «Могу сказать, что „личное" стоит у меня где-то далеко позади. На первом плане стоит работа, которой отдаются все мои силы. „Личное" существует для меня лишь постольку, поскольку оно необходимо для продолжения этой работы», - писал Магомед-Салах своему другу. Не было литературного жанра, в котором он не работал бы. Известно, что в лагере он работал над большим историческим романом. Можно предположить, это было произведение большой общественно-политической значимости, подобно роману Чернышевского «Что делать?», потому и осталось похороненным в архивах ГУЛАГа.

Гений Гадаева не признавал ограничений ни в творчестве, ни в науке. Он был лириком и физиком, поэтом и литературоведом. Ему принадлежит создание теории вайнахского стихосложения. Именно в его поэзии впервые появляется «диалогическое» расположение стихотворения. Как человек, профессионально владеющий словом, он не мог не обратить внимания и на состояние письменной речи. Его труд «К вопросу о правописании чеченского языка» был подготовлен им в лагере и направлен в Чечено-Ингушский научно-исследовательский институт языка и литературы. В нем Гадаев предлагал переработанный вариант орфографии и морфологии, облегчающий восприятие и усвоение текста.

Еще в годы учебы в Ростове Гадаев страстно увлекся космогоническими гипотезами Канта и Лапласа и не утратил к ним интереса до конца жизни. Молодого ученого серьезно занимало ни что иное, как рождение и гибель миров, радиоактивный распад атомов. Летом 1952 года Гадаев и физик Самад Баймурадов направили свой совместный самому Сталину и в Академии наук шести республик. Гадаев и его соавтор сделали расчеты процесса радиоактивного распада атомов в ходе рождения и гибели миров, исходя из материалистической диалектики. Ученые-самородки пришли к выводу, что космические тела рождаются в виде сгустков раскаленного газа, остывают до определенной температуры, а затем вновь разогреваются, воспламеняются и рассеиваются в мировом пространстве. Таким образом, опровергались прежние теории развития материи. Спроецировав эту гипотезу на основные положения науки о развитии общества, они с помощью диалектико-материалистического метода исследования создали новое учение и назвали свой труд «Картиной мира». Молодые исследователи надеялись, что оригинальные идеи заинтересуют специалистов. На деле вышло иначе. Маститых профессоров шокировала смелость теоретических построений, фантастичность гипотез и дерзость выводов. Но главное было в том, что на них было клеймо «спецпереселенец» и» «заключенный». Однако, Гадаев верил в торжество справедливости и потому не догадывался, что сражается с ветряными мельницами

Гадаев был звездой, зажегшейся во Вселенной, но, к сожалению, не ко времени. Простой перечень названий его научных трудов говорит о том, что он опередил развитие науки, причем в эпоху, когда приходилось не столько жить, сколько выживать: «Основные законы диалектики механического движения неорганической материи», «О количественных и качественных изменениях в процессе развития», «Программа „Спектроплотность" распределения звезд», «Об антимарксистском характере космогонических гипотез академиков О. Ю. Шмидта и В. Г. Фесенкова», «Рождение марксистской философии и ее буржуазная критика».Это далеко не все, над чем работал Гадаев, генерируя интересные мысли и свежие идеи, впоследствии лихо использованные людьми, которым оказалась выгодной изоляция от внешнего мира разносторонне одаренного человека и ученого.

К сожалению, не все научные труды Гадаева дошли до нас. Не в полном объеме сохранилось и его литературное наследие. Однако чудом уцелевшие произведения свидетельствуют о нем как о крупном ученом и талантливом литераторе. Он был настоящим исполином, сильной, волевой натурой, способной решительно противостоять навязанным ему обстоятельствам.

После смерти Сталина затеплилась надежда на освобождение. Но не пришлось - ему пришлось отсидеть в лагере, как говорят, «от звонка до звонка» все пятнадцать лет. В 1957 году Гадаев, наконец, покинув чуждый ему мир, возвращается в Грозный и, жадный до работы, бросается претворять громадьё своих планов! Он начинает отовсюду собирать разбросанные, затерянные материалы, которые высылал по разным адресам из мест заключения. Выступает на страницах газет и по радио. Готовит к изданию учебник чеченского языка и несколько своих поэтических сборников. В республиканской газете «Ленинан некъ» печатается с продолжением его поэма «Ночной всадник». Авторитет и популярность Гадаева растут с каждым днем. Но именно это и беспокоит завистников Магомеда и внимательно наблюдавших за каждым его шагом сотрудников КГБ.

Как бы он ни был осторожен, ему не удалось избежать худшего. Когда один из собратьев по перу демонстративно и намеренно спровоцировал его и оскорбил чеченский народ, Гадаев не выдержал и ударил обидчика ножом. Поэта вновь арестовали. Теперь уже за убийство. Поэта и ученого, чей редкий, смелый дар принадлежал всему человечеству, суд приговорил к высшей мере наказания - расстрелу. Когда подсудимому дали последнее слово, он не стал просить о помиловании. Он глубоко переживал случившееся, но и не смог забыть оскорбления, брошенного в адрес его народа. Те, кто знал его, рассказывают, что он был соткан из самых разных противоречий: взрывной и мудрый, слабый и сильный, суровый и добрый, гордый и мягкий. Несмотря на незавидное положение в обществе, он шел по жизни открыто и раскованно, никогда не опускал голову. Был независимый ни от кого, честный и прямой со всеми.

Для чеченского народа, национальной культуры и литературы гибель Магомед-Салаха стала бы огромной потерей. Это осознавала и сочувствовавшая Гадаеву интеллигенция. Председатель Правления Союза писателей республики Саидбей Арсанов отчаянно бросился защитить коллегу. Он доказывал на официальном уровне, какую значимую роль в чеченской литературе и науке играет этот человек. Арсанов просил суд заменить расстрел любым сроком заключения. Гадаеву дали 25 лет. Потом в соответствии с новым кодексом заменили на 15. Вновь началась лагерная жизнь. Именно в лагере, в 1969 году, Магомед-Салах встретил и свое 60-летие.

Три года спустя, ровно через 15 лет после своего второго заключения, в 1972 году, в возрасте 63 лет Гадаев вернулся домой. Наконец у него появилась возможность собрать и издать все свои произведения. Заставив себя забыть об окончательно подорванном здоровье, поэт исступленно берется за работу. Он готовит сборники: «Исповедь», «Последняя любовь», «Разговор с чинарой», «Горячее сердце», «Любовная лирика», «Партизаны», «Ночной всадник» и другие, но издать их под своей фамилией опальный поэт не мог. Решено было выпустить их под псевдонимом. Однако, спустя всего лишь несколько месяцев после освобождения, в 1973 году, сердце поэта перестало биться.

Гадаева похоронили в его родном селе Чурчу-Ирзе, в Ножай-юртовском районе. Талантливейшего поэта, писателя, философа, великого ученого не удостоили не только некролога в республиканской газете, но и простого сообщения о смерти, потому что он был опальным. Стоило ли из-за этого расстраиваться сильным мира сего, жалкою толпой собравшимся у трона. Словно предчувствуя близкий конец, в своем одном из последних стихотворении «Красный берег» Гадаев завещал похоронить себя в любимом уголке, где прошло его детство – далекий и, пожалуй, единственный безоблачный отрезок его тяжелой, но яркой жизни.

http://checheninfo.ru

Tags: ЖЗЛ, История, Кавказ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments