L.Gudaev (leko007) wrote,
L.Gudaev
leko007

Categories:

Константин (Озебай) Айбулат-Розен. ЖЗЛ

….  На рассвете  15   сентября   1819  года селение Дади-Юрт было окружено ермоловскими карателями. Никаких ультиматумов предъявлено не было. Артиллерия открыла огонь по домам, пехота и казачья конница пошли в атаку. Позже, в своих записках , проконсул Кавказа генерал Ермолов записал: «Большую часть дня продолжалось сражение самое упорное, и ни в одном доселе случае не имели мы столь значительной потери; ибо, кроме офицеров, простиралась оная убитыми и ранеными до двухсот человек».  В том сражении в руки карателей попало чуть более ста оставшихся в живых женщин и детей (все мужское население села, включая и стариков, погибло в бою).

Среди пленников оказались и три  мальчика,  вывезенные позже за пределы Кавказа.  - Петр Захаров,  Бота Шамурзаев и Озебай Айбулат.  Вывезенные с Родины, все они стали знаменитыми и известными  по тем временам людьми, но по-разному сложились их судьбы в истрии и в народной памяти. Если имена Петра Захарова и Боты Шамурзаева  нашему современнику хоть о чем - то говорят, то имя третьего из них - Айбулата -  до недавнего времени практически оставалось неизвестным.



Выяснить историю жизни Айбулата  помогли изыскания литературоведа и журналиста Эльбруса Минкаилова, который с этим именем  встретился впервые в 1986 году в Москве. Имя поэта Константина Михайловича  Айбулата-Розена часто встречалось среди авторов популярного среди интеллигентов  царской России литературного журнала "Современник". От имени веяло Востоком, и уж очень оно напоминало имя мальчика некогда вывезенного с пылающего войной Кавказа. Литературовед написал письмо губернатору Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко с просьбой помочь  разыскать в архивах города данные о Айбулате-Розене, который много лет жил и творил в этом городе. Матвиенко оказалась человеком чутким, и вскоре  из  Российского Государственного исторического архива пришло обстоятельное и подробное письмо с выписками из архивных дел. По ним Минкаилов  и восстановил жизненный путь чеченского поэта.

Так кто он  - первый чеченский поэт, который вошел в библиографический словарь  о русских писателях конца 19 века? Чеченец, который был знаком с великими русскими поэтами  Пушкиным, Жуковским и  Вяземским? Поэт - чеченец, который активно сотрудничал с издаваемым в свое время Пушкиным журналом "Современник"?

В той, печально знаменитой схватке в Дади – юрте, с пепелища сожженного села был подобран двухлетний младенец — Озебай Айбулат, который лежал и плакал  у тела изрубленной матери. Его, раненного и окровавленного малыша, и взял на воспитание прапорщик Нижегородского драгунского полка барон Михаил Карлович Розен, который  волею судьбы участвовал в том самом штурме Дади-юрта в составе Кавказского корпуса генерала А.П.Ермолова. После Кавказа барон долгое время служил в Польше. Там, в Варшаве, мальчика и нарекли именем  восприемника — великого князя Константина. Под этим именем - Константин Михайлович Айбулат-Розен -  чеченский мальчик из Дади-юрта и  вошел в историю русской поэзии.

Розены, воспитавшие Озебая Айбулата, были выходцами из Прибалтики и оставили заметный след в истории России. Так, один из них – Андрей Евгеньевич - был декабристом и при этом весьма решительным. О нем упоминает  в своей книге «Во  глубине сибирских руд"  и Арнольд.Гессен:  "Розен, поручик Финляндского полка, услышав о возмущении вернулся в казармы, поднял свою часть и направился с ней к Сенатской площади. Встречая по пути солдат, шедших на подкрепление к Николаю, он удерживал их, угрожая первого, кто пойдет на подмогу, заколоть шпагою".  За поддержку восстания Розен был арестован и приговорен к десяти годам каторжных работ. После одиннадцати лет, проведенных в острогах, Розен был переведен рядовым на Кавказ. В годы службы на Кавказе декабрист бывал и в Чечне, в том числе и в крепости Грозной, но в экспедициях против чеченцев участия не принимал. Другой из Розенов - Егор Фёдорович - был известным русским поэтом и драматургом. В 1835 году он, по личной рекомендации Жуковского, был назначен секретарём Цесаревича (будущего императора Александра II). За несколько дней до смерти по собственным настойчивым прошениям был назначен чиновником по особым поручениям при Главном управлении цензуры. Третий же Михаил Константинович Розен, воспитатель чеченского мальчика, был военным.

Благодаря  обширным связям Розенов, Айбулат  был знаком со многими выдающимися личностями своего времени: знаменитыми поэтами Пушкиным, Вяземским и  Жуковским. Айбулат был знаком и с известными журналистами и издателями того времени Краевским, Плетневым, Некрасовым и другими.  Не лишено основания мнение и о том, что  Айбулат  мог быть знаком и с М.Ю. Лермонтовым. Известно, что великий поэт часто и свободно бывал в доме Розенов, а  ведь Айбулат был не только одних с ним лет, но и имел страсть к сочинительству. Кроме того, известно, что  в окружение Лермонтова из числа чеченцев входили  Петр Захаров и  Бота Шамурзаев -  один из возможных прототипов  Лермонтовского "Измаил-Бея». Бота, как старший из троих пленников из Дади-юрта, мог еще говорить на родном языке. В момент пленения ему было уже 9 лет. Как известно,  в свое время  его приблизил к себе великий князь Константин Павлович. С Ботой  Шамурзаевым связана не менее интересная легенда объясняющая, почему Лермонтов не только не погиб в ожесточенных схватках на Кавказе, но и не был ни разу серьезно ранен. Бота, не желая его гибели,  посоветовал тому идти в бой во всем белом. И когда молодой поэт врывался в чеченские завалы в белой бурке, в белой горской шапке и на белом коне, чеченцы кричали: «Не трогайте этого гяура, он хочет в рай!»

Но вернемся к нашему герою. В 1826 году Михаил Розен вышел в отставку и переехал в свое имение в Харьковской губернии. Там и прошло чуть более 12 лет жизни Айбулата.. Здесь он познакомился с Пушкиным и с его приятелями-друзьями Щербининым и.Кавериным. Писать стихи Айбулат начал  еще в юношеские годы  и сразу же заявил о себе как поэт-романтик. Его стихи эмоциональны, полны возвышенных чувств, мечтательны, таинственны и в то же время просты, мелодичны и изящны:

Кипучий вал, тревожный вал,   
Любимец вольный Океана;
Что так таинственно, так рано   
Главу кудрявую поднял?
Куда направил путь крылатый?  
Не там ли смолкнешь ты, бегун,
Где льется песнею богатой   
Октавы звучные Торквата   
Средь поэтических лагун?

Стихи К.М.Айбулата сразу нашли путь к читателю: они публиковались в самых популярных российских журналах середины XIX века: в "Современнике", в "Отечественных записках", в "Русском инвалиде" и других. Поэзия его высоко оценивалась литературной критикой того времени, и оценки эти были заслужены поэтом. Его романтическая лирика пользовалась популярностью, а стихотворение «Смерть» часто перепечатывалось и даже приписывалось Лермонтову. Поэт писал, в основном  о любви, но создавал  он  стихи и на восточные темы, как, например, "Галей Мирза":

Галей Мирза не знает страха, 
Его рука верна, смела:
Он рубит с одного размаха  
От головы и до седла.
Всегда его стрела доходит,  
Куда назначил верный глаз,
Кинжал раздора не заводит,  
Но мстит всегда один лишь раз.

Эти строки дышат Кавказом, живут далекой, так и непознанной Родиной, Родиной сына гор и чеченца. Наверное, все таки поэт подсознательно, почти на генетическом уровне чувствовал зов крови, зов утерянной родины и это чувство так или иначе отразилось и в его творчестве.

Братья Розены смогли дать своему воспитаннику не только лучшее в России образование, но смогли и устроить и его карьеру. Так, в феврале 1839 года - двадцати двух лет от роду он по "высочайшему повелению" был определен в канцелярские служители Комиссариатского департамента Военного Министерства, где за четыре года он вырос до коллежского регистратора. С 1844 года Айбулат работает в канцелярии уже в должности статс-секретаря по принятию прощений. Затем коллежским секретарем, а с 1855 года  в должности помощника столоначальника и чина коллежского асессора (восьмой чин из четырнадцати в Табеле о рангах, который соответствует званию майора воинской службы) работает в хозяйственном управлении при Синоде.

В 1858 году К.М.Айбулат-Розен выходит на пенсию и согласно делу, хранящемуся в фонде Министерства Императорского двора, ему назначается пенсия «200 рублей серебром в год» . В том же фонде имеется и "уведомление в канцелярию Кабинета Его Императорского Величества за подписью Министра императорского двора .Адлерберга о назначении негласным образом пансиона в размере 200 рублей серебром Айбулату Константину Михайловичу и доверенность на получение денег. Умер Айбулат в апреле 1865 года. С тех пор прах Константина Михайловича Айбулата-Розена покоится на одном из кладбищ города Санкт-Петербурга.

Tags: ЖЗЛ, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments